realurix (realurix) wrote,
realurix
realurix

Categories:

11 СЕНТЯБРЯ


https://www.litmir.me/bd/?b=199142&p=1
Это монументальное публицистическое исследование нужно читать полностью. Всё, что смог, я проверил на достоверность. Там есть доказательства того, что ЦРУ всячески препятствовало пресечению деятельность "Аль-Каиды", а значит выступило как пособник террористов. Прямо об этом не сказано, но если всё читать внимательно, то остаётся именно такое ощущение. И факты. Кто и как мог украсть портфель Джона О'Нейла из охраняемого помещения ФБР в Орландо? Кто и как препятствовал ему в получении информации о террористах? И т.д. Здесь я процитировал лишь небольшие фрагменты. Но такие книги надо держать на столе...

Пролог
В День святого Патрика Дэниэл Коулмен, агент нью-йоркского управления ФБР, занимавшийся наблюдением за иностранной разведкой, спускался вниз к Тайсон-корнер (Вирджиния). Он должен был передать вновь поступившую информацию. Неделю назад бушевала самая настоящая снежная буря, и серые сугробы все еще покрывали тротуары. Коулмен вошел в ничем не примечательное офисное здание, именуемое «Глочестер», и поднялся на лифте на шестой этаж, где размещалась резидентура «Алек».

1 Мученик
В каюте первого класса круизного лайнера, следовавшего из Александрии в Нью-Йорк, писатель Саид Кутуб переживал кризис веры. Это был худощавый человек средних лет. Он размышлял, кем станет в Америке — обычным ли аспирантом, который только ест и спит, или же у него есть иное предназначение? Должен ли он строго исповедовать ислам и противостоять соблазнам или, наоборот, следует поддаться искушениям? Это происходило в ноябре 1948 года, и уезжал он из Египта не по своей воле.

Неожиданно пришла новость о том, что 12 февраля в Каире был убит Хасан аль-Банна, главный наставник «Общества братьев-мусульман»… В 1928 году Банна основал «Общество братьев-мусульман». В течение нескольких лет это братство распространилось по всей стране, а затем и по всему арабскому миру, сея семена будущего исламского восстания. Голос Банны звучал громче других, пока не была опубликована книга Кутуба «Социальная справедливость в исламе», принесшая автору репутацию крупного мусульманского мыслителя.

Вполне возможно, что трагедия Америки 11 сентября зародилась в египетских застенках. Адвокаты по правам человека в Каире утверждают, что пытки породили жажду мести сначала у Саида Кутуба, а позже у его последователей, в том числе Аймана аль-Завахири.

3 Основатель
В свои тридцать четыре года доктор Айман аль-Завахири был выдающейся личностью. Большую часть своей жизни он являлся яростным приверженцем революции и лидером подпольной исламистской ячейки. Его политическое мастерство оттачивалось в бесконечных дебатах с сокамерниками.

Ранним утром 20 ноября 1979 года принц Турки получил вызов от короля Халеда, преемника Фейсала. Турки был в Тунисе, где вместе с наследным принцем Фахдом участвовал в Арабском саммите. Турки было тридцать четыре года, и он столкнулся с самым большим кризисом за всю историю Саудовской Аравии. В то утро на рассвете старый имам Большой мечети в Мекке Шейх Мохаммед Аль-Субайиль готовился выступить с проповедью перед пятьюдесятью тысячами паломников, которые собрались в последний день хаджа. Когда он направился к микрофону, его оттолкнули, и звук выстрела эхом раскатился по всему святилищу. Группы взлохмаченных мятежников, скрывавшихся среди паломников, выхватили оружие из-под белых ритуальных покрывал. Они закрыли ворота, удерживая паломников внутри, и застрелили нескольких стражей порядка. «Внимание, мусульмане, — закричал в микрофон разгневанный человек с нечесаной бородой, — Аллах Акбар (Велик Бог)! Махди явился!»

Перед тем как мятежники перерезали телефонную линию, сотрудник компании бен Ладена, которая все еще реставрировала Большую мечеть, позвонил в главный офис и сообщил о захвате святого места, а затем уже представитель компании проинформировал короля Халеда.

Оказавшись перед таким чудовищным выбором, Турки сначала решил обратиться к американским специалистам из Центрального разведывательного управления, которые занимались подготовкой саудовских сил специального назначения недалеко от Мекки в Эт-Таифе. Однако, понимая необходимость решительных мер, все же обратился за помощью к французам. Турки консультировался у легендарного разведчика графа Клода-Александра де Маренше, возглавлявшего в те годы Французскую секретную службу. Маренше предложил использовать газ, который должен был вызвать потерю сознания.

Увидев принца, Отейби спрыгнул с кровати, схватил его руку и стал ее целовать. «Попросите короля Халеда простить меня, — кричал он. — Я обещаю больше так не делать!». Турки вздрогнул и не знал, что ответить. «Простить? — наконец сказал он. — Проси прошения у Аллаха!». Правительство решило обезглавить Отейби вместе с шестьюдесятью двумя его последователями в восьми разных городах. 9 января 1980 года приговор привели в исполнение — это была самая большая казнь за всю историю Саудовской Аравии.

5 Чудеса
Месяц спустя после начала советского вторжения в Афганистан принц Турки аль-Фейсал посетил Пакистан. Он был потрясен действиями советских войск. Принц посчитал, что Афганистан был лишь первым шагом СССР к Персидскому заливу. Пакистан мог стать следующим этапом. Турки полагал, что конечной целью Советского Союза является прорыв к Ормузскому проливу, который, изгибаясь словно рыболовный крючок, разделяет берега Омана и Ирана. С берега можно обозревать магистральные пути, по которым следуют супертанкеры, везущие нефть из Саудовской Аравии, Ирака, Кувейта и Ирана. Контроль над проливом — словно нож, приставленный к нефтяной артерии мира.

Подобные мысли посещали и Збигнева Бжезинского в Вашингтоне, советника по национальной безопасности в администрации Картера. Но он предвидел и другой вероятный сценарий развития событий. Советник немедленно обратился к президенту Картеру со словами: «Теперь наконец мы сможем устроить Советам их собственный Вьетнам». В поисках союзников американцы, естественно, обратили взоры к саудитам: Турки, принц, получивший образование в США, мог оказаться весьма полезен.

6 База
В 1986 году около миллиона афганских беженцев заполонили северо-западную приграничную провинцию. Этот район превратился в организационную базу джихада против советского вторжения в Афганистан. На улицах Пешавара бродили толпы людей в пестрых национальных костюмах, говорящих на разных языках, что создавало непередаваемое ощущение космополитизма у всех, кто там побывал. В этом месте можно было встретить сотрудников благотворительных организаций, исламских добровольцев и разведчиков со всего мира. Подпольный поток денег и оружия сотворил экономический бум в городе, всегда существовавшем лишь за счет контрабанды. Почти все сокровища Афганского национального музея: статуи, драгоценные камни, антиквариат, даже разобранные буддистские храмы, — попадали на контрабандный рынок — базар под открытым небом на окраине города и в сувенирные лавки обшарпанных отелей, куда приезжали толпы иностранных журналистов, чтобы освещать войну.

В мае 1988 года Советский Союз начал поэтапный вывод войск из Афганистана. Пешавар стал постепенно возвращаться к обычной жизни, а предводители афганских моджахедов принялись копить оружие, чтобы начать войну друг с другом.

Утром в субботу, 20 августа, участники снова встретились, чтобы формально учредить организацию, которая получила название «Аль-Каида Аль-Аскария» (военная база). «Аль-Каида» являлась организованной исламской группировкой, которая ставила целью продвижения слова Божьего и способствовала победе Его религии», — записал секретарь во время заседания. Основатели разделили военную деятельность на две части: «ограниченной продолжительности», в которой арабы должны продолжать тренироваться и находиться вместе с афганскими моджахедами до окончания завершающей фазы войны, и «неограниченной продолжительности», в которой «они должны отобрать наиболее боеспособных братьев» для перехода в другой лагерь с целью формирования новых структур «Аль-Каиды».

7 Возвращение героя
Знаменитость обладает авторитетом даже в Саудовской Аравии, где в почете скромность, а гордыня обычных людей смиряется присутствием коронованных особ. В стране запрещено выставлять любые изображения, кроме многочисленных портретов правящего монарха, в честь которого названы улицы, больницы, университеты и все, что способствует славе. Поэтому, когда в конце 1989 года бен Ладен вернулся в свою родную Джидду, он стал героем, необычным для современной саудовской истории.

8 Рай
Боевые действия в Афганистане практически не прекращалась, но после падения Кабула установилось непривычное затишье. Некоторые арабы остались участвовать в продолжавшейся гражданской войне, но большинство покинуло страну. Как оказалось, многие арабские добровольцы были персонами нон-грата в своих странах, где их задолго до отъезда считали фанатиками и экстремистами. Правительства, заинтересовав их участием в афганском деле, оплатили им дорогу в один конец, в надежде, что беспокойные сограждане никогда не вернутся.

Если у Америки было будущее, то получалось, что исламские фундаменталисты звали в прошлое. Они не отвергали науку и технологии, некоторые предводители «Аль-Каиды», такие как Айман аль-Завахири и Абу Хаджер, действительно знали современную технику. Но они противоречили сами себе, когда говорили, что технология губительно действует на духовный мир. Например, бен Ладен интересовался землеройными машинами и генной инженерией, но отказывался от охлажденной воды.

9 Силиконовая долина
По утрам, когда первые солнечные лучи касались башен Всемирного торгового центра, двойная тень пересекала весь остров Манхэттен. Назначение этих небоскребов было весьма интересным. Их построили в начале семидесятых, чтобы они стали самыми высокими зданиями в мире. Но рекорд долго не продержался. Тщеславие, похоже, являлось их главным достоинством. Здания были легкоуязвимы и совершенно непрактичны. Арендаторы помещений чувствовали себя там словно в клетках. Подъем на верхние этажи занимал много времени, а чтобы просто сходить на ланч, нужно было спуститься на скоростном переполненном лифте в оживленный вестибюль, где, казалось, собрались все запахи и шумы большого города. Для поддержания подобной конструкции требовались несущие вертикальные балки толщиной свыше полуметра, которые проходили внутри офисов и создавали в них ощущение тюремной камеры. Зато из окон открывался великолепный вид: бесконечная вереница огней на шоссе в сторону Нью-Джерси; суетливая гавань с возвышающейся над ней статуей Свободы; танкеры и круизные суда, серые очертания берегов Лонг-Айленда; леса у поворота на Коннектикут и огромный Манхэттен, похожий на великана, раскинувшегося на огромной кровати между двумя рукавами реки. Монументальное сооружение напоминало «об ужасных башнях, которые символизировали свободу, права человека и гуманизм». Именно так охарактеризовал их бен Ладен.

26 февраля 1993 года микроавтобус «Форд эколайн» въехал в огромный гараж Всемирного торгового центра. За рулем сидел Рамзи Юсеф. Неизвестно, отдал ли ему бен Ладен прямой приказ, но террорист прошел подготовку в лагере «Аль-Каиды» в Афганистане, где изучил подрывное дело. Он прибыл в Америку, чтобы организовать то, что ФБР позже определит как самый мощный взрыв из всех, которые когда-либо расследовались. Юсеф вставил в запал шестиметровый бикфордов шнур и быстро переместился на наблюдательный пункт к северу от Кэнэл-стрит, чтобы убедиться — здание рухнуло.

10 Потерянный рай
Молодые люди из многих стран мира приезжали на пыльную и мрачную ферму Соба в десяти километрах от Хартума. Бен Ладен радушно встречал их, и новобранцы «Аль-Каиды» начинали изучать основы террора. Мотивы их были различны, но они твердо знали, что ислам — изначальный и чистый, избавленный от скверны модернизма и бескомпромиссный в политике — должен исцелить раны, с которыми не справились социализм и арабский национализм. Ситуация в исламских странах вывела молодых мусульман из себя, но они были бессильны что-либо изменить. Они считали себя не террористами, а революционерами, которые, подобно их историческим предшественникам, хотели внести вклад в дело справедливости.

Фадль умолял бен Ладена простить проступок, и Усама сказал, что тому ничего не будет, если он вернет назад все деньги. Фадль обдумывал это предложение и вскоре внезапно исчез. Он вошел в историю как первый предатель «Аль-Каиды». Фадль предложил купить у него информацию всем известным спецслужбам Ближнего Востока, включая израильскую разведку «Моссад». Наконец он нашел покупателя в американском посольстве в Эритрее, куда обратился в июне 1996 года. За миллион долларов он согласился официально дать показания против «Аль-Каиды». По программе защиты свидетелей ему придумали легенду, будто он выиграл деньги в лотерею в Нью-Джерси.

В 1995 году бен Ладен вновь задумался о смысле своей жизни. Он пытался удержать свой бизнес на плаву, а организацию — от развала. Усама не мог больше позволить себе дилетантизма и должен был расстаться с непрофильными проектами. Он часто тосковал по своим родственникам. «Я очень устал, — сказал он одному из своих последователей. — Я покинул Медину. Только Бог знает, как я грущу по родине».

11 Князь тьмы
Воскресным утром в феврале 1995 года Ричард А. Кларк, национальный координатор Белого дома по борьбе с терроризмом, зашел в свой рабочий кабинет, чтобы просмотреть сводки, поступившие в выходные. В одном из сообщений говорилось, что в Исламабаде появился Рамзи Юсеф, главный подозреваемый в подрыве Всемирного торгового центра два года назад. Кларк немедленно позвонил в штаб-квартиру ФБР, хотя опыт подсказывал ему, что вряд ли кого удастся застать там в воскресенье. Ему ответил незнакомый голос.
— О’Нейл, — представился незнакомец.
— А вы кто? — спросил Кларк.
— Я Джон О’Нейл, — ответил голос. — А ты, мать твою, кто такой?
О'Нейла только что назначили шефом антитеррористическо-го отдела. Он перешел в штаб-квартиру из чикагского управления ФБР. О’Нейл мчался на машине всю ночь и на рассвете доехал до нового места работы. Не распаковав чемоданы, он направился в кабинет. В огромном здании им. Эдгара Гувера не было никого, кроме охраны, и О’Нейл собирался приступить к работе не ранее вторника. Кларк сообщил, что Рамзи Юсеф, самый разыскиваемый американскими властями террорист, только что был замечен на расстоянии девяти тысяч миль от Вашингтона. На О’Нейла ложилась вся ответственность за отправку специальной команды за подозреваемым, которая доставит его в Нью-Йорк.
Пустыми коридорами О’Нейл прошел в Центр стратегической информации и операций (ЦСИО). Комната без окон была заставлена аппаратурой для видеоконференций с Белым домом, Государственным департаментом и другими отделами ФБР. Это был нервный центр ФБР, который задействовали только во время чрезвычайных ситуаций. О’Нейл начал звонить по телефону и не выходил из штаб-квартиры целых три дня.

О’Нейл расхаживал по ЦСИО с двумя телефонными трубками. Он одновременно координировал действия группы захвата и подготовку самолета. Поскольку Пакистан не разрешил посадку военного самолета на своей территории, то борт ВВС срочно перекрашивался в цвета гражданской авиации. О’Нейл потребовал немедленно схватить Юсефа, а самолет на обратном пути дозаправить прямо в воздухе, чтобы не приземляться на аэродромах нейтральных государств, где задержанный мог бы попросить политического убежища. О’Нейл хорошо ориентировался даже за пределами своей юрисдикции, ибо был по природе рискованным и властным человеком.

7 февраля 1995 года в 9.30 по пакистанскому времени агенты вошли в гостиницу «Су-Каса» в Исламабаде и постучались в дверь комнаты № 16. Несколько секунд спустя сонного Юсефа повалили на пол и связали ему руки. Весть о задержании террориста молниеносно достигла штаб-квартиры ФБР. На один из этих трех напряженных дней, проведенных в ЦСИО, пришелся сорок третий день рождения О’Нейла. В конце концов он все-таки отнес чемоданы в свою новую квартиру. Был уже вторник, его первый официальный рабочий день.

Около полудня 13 ноября 1995 года полковник Альберт Блекли, военный инженер, уже три года живший в королевстве, шел из центра связи к своему автомобилю, припаркованному на улице. Неожиданно в нескольких шагах позади него прогремел взрыв и сбил его с ног. Когда ему удалось прийти в себя, он поднялся и увидел несколько горящих автомобилей, в том числе и свой «Шевроле Юкон». «Почему мою машину так разнесло? — подумал он. — В ней же не было бомбы». Как оказалось, террорист припарковал микроавтобус с пятьюдесятью килограммами взрывчатки «семтекс» возле трехэтажного здания, которое полностью разрушилось.

12 Мальчики-шпионы
У египетского президента Хосни Мубарака, коренастого человека почти без шеи, была тяжелая нижняя губа, которая заметно выдавалась вперед, когда он говорил. Из-за мясистых щек и густых бровей он выглядел так, словно его начали лепить из глины, но не доделали. В 1995 году Мубараку исполнилось шестьдесят семь лет, но его волнистые волосы все еще были черны как смоль. На рекламных стендах Каира висел его портрет, где он выглядел минимум на двадцать лет моложе — несменяемость была характерной чертой его правления. Он стоял позади Анвара Садата на трибуне, когда того расстреляли заговорщики. После вступления в должность Мубарак ввел в стране военное положение, которое продолжалось и четырнадцать лет спустя. Первые попытки либерализации политической жизни в восьмидесятые годы привели к победе на выборах «братьев-мусульман» и вспышке радикального исламистского террора. Мубарак показал себя безжалостным к врагам, хотя государственное насилие пока не достигло своего апогея.

Самолет Мубарака приземлился на час раньше, чем ожидалось, однако телохранители президента замешкались в аэропорту, и заговорщикам удалось занять огневые позиции. Когда показался лимузин, стрелки открыли огонь, но гранатомет дал осечку. Два эфиопских охранника и пятеро нападавших погибли в перестрелке. Мубарак приказал водителю развернуться и возвращаться в аэропорт, тем самым избежал второй засады и спас себе жизнь. Трое покушавшихся были схвачены на месте, но одному удалось бежать в Судан.

Чтобы выследить Завахири, египетская разведка разработана воистину дьявольский план. Спецагенты заманили тринадцатилетнего мальчика Ахмеда в квартиру, предлагая ему выпить соку и посмотреть видеофильм. Ахмед был сыном Мохаммеда Шарафа, известного египетского фундаменталиста и давнего члена «Аль-Джихада». Мальчику подсыпали наркотик и изнасиловали, а когда он пришел в себя, то агенты объяснили ему, что сделает с ним отец, когда увидит фотографии гомосексуального полового акта. Для ребенка последствия были катастрофическими. «Он понял, что отец убьет его», — заявлял один из соратников Завахири.

13 Хиджра
Судан остался позади. Бен Ладен летел через сверкающее узкое Красное море. Вскоре внизу промелькнули Мекка и Джидда, возвышенность Аль-Сарават и затем — великая желтая пустыня, пересеченная дорогами, которые построил его отец. Усаме было тридцать восемь лет. Ранее он был известным героем, а теперь стал беженцем, которому запрещалось даже коснуться родной земли. Самолет дозаправился в Объединенных Арабских Эмиратах. Усаму там приветливо встретили эмиссары местного правительства и передали немного денег. Он был богатым на протяжении всей жизни, но почти все свои сбережения вложил в ненадежные инвестиции, которые в конце концов у него украли. Теперь Усама принимал помощь тех, кто еще помнил его имя.

Третьим фактором был опиум. Немедленно после капитуляции Кандагара «Талибан» установил контроль над провинцией Хельманд, центром производства опиума. Во время правления талибов Афганистан стал крупнейшим в мире производителем наркотиков. Наркобароны и контрабандисты попали в зависимость от «Талибана» и быстро очистили дороги от бандитов. Кроме того, они платили 10 % с оборота, что стало главным источником дохода «Талибана».
В Кандагаре находилась святыня — мантия Пророка Мохаммеда. Древнее одеяние извлекалось из серебряного ковчега только во время великих бедствий: последний раз — во время эпидемии холеры семьдесят лет назад. 4 апреля 1996 года мулла Омар перенес мантию Пророка в главную мечеть города.

14 Оперативные действия
25 июня 1996 года Джон О’Нейл организовал на тренировочной базе в Куэнтико, штат Вирджиния, дружескую встречу сотрудников ФБР и ЦРУ. Подавались гамбургеры и хот-доги. О’Нейл даже разрешил офицерам ЦРУ поупражняться в стрельбе, ибо разведчикам редко предоставлялась такая возможность. Был прекрасный день. О’Нейл отправился в местный гольф-клуб сыграть партию. Неожиданно у всех сработали пейджеры.
Как стало известно, в Саудовской Аравии произошел мощный взрыв у высотных строений в Хобаре, входящих в комплекс военных сооружений авиабазы Дхахран. Здания служили казармами для 4404-го авиакрыла, контролировавшего зону Ирака, запретную для полетов. Девятнадцать американских военнослужащих погибли и свыше сотни мирных жителей были ранены. О’Нейл собрал бригаду численностью около ста человек из агентов, вспомогательного персонала и сотрудников различных полицейских ведомств. На следующий день они вылетели на транспортном самолете в Саудовскую Аравию. Вскоре к ним присоединился сам О’Нейл вместе с главой ФБР Луи Фри.

О’Нейл стремился выйти за пределы Вашингтона и «произвести оперативные действия». Он решил снова пересмотреть все дело. В январе 1997 года О’Нейл стал специальным агентом по розыску в Отделении национальной безопасности (ОНБ) в Нью-Йорке, более престижном и деятельном оперативном подразделении.

Специальная команда, которая занималась Ближним Востоком, на неофициальном профессиональном сленге называлась «1–49». Личный состав группы собирал информацию о суданцах, египтянах и израильтянах, занимавшихся вербовкой в Нью-Йорке.

В замкнутом пространстве резидентуры «Алек» Дэн Коулмен продолжал изучать протоколы допросов Фадля. Он также читал расшифровки телефонных переговоров, перехваченных с линий связи различных предприятий бен Ладена в Хартуме. Чаще всего набирался номер, принадлежащий бывшему секретарю бен Ладена Вадиху эль-Хейджу, находившемуся в столице Кении Найроби.

15 Хлеб и вода
Мулла Омар направил делегацию в Тора-Бору, чтобы познакомиться с бен Ладеном. Декларация бен Ладена об объявлении войны США шокировала и расколола «Талибан».

В марте 1997 года телекомпания CNN послала съемочную группу в горы возле Джелалабада, чтобы встретиться с Усамой бен Ладеном. Со времени своего прибытия в Афганистан бен Ладен разговаривал только с репортерами газет «Индепендент» и «Аль-Кудс Аль-Араби», выходящих в Лондоне, и в этот раз дал первое интервью для телевидения.

Теракты в Адене, Сомали, Эр-Рияде и Дхахране могли быть инспирированы его призывами, но он ни разу не показал, что непосредственно командовал боевиками, которые это сделали. Хотя Рамзи Юсеф и проходил подготовку в лагерях «Аль-Каиды», бен Ладен не приказывал ему закладывать бомбу под Всемирный торговый центр в 1993 году. Бен Ладен сообщил находящемуся в Лондоне палестинскому издателю Абдель-Бари Атвану, что «Аль-Каида» ответственна за уничтожение американских вертолетов в Могадишо в 1993 году, взрыв центра Национальной гвардии в Эр-Рияде в 1995 году и разрушение зданий в Хобаре в 1996-м, но конкретных доказательств причастности не предъявил. Его действительно окружали люди типа Завахири, руки которых были обагрены кровью. По мнению ЦРУ, бен Ладен являлся скорее казначеем террора, причем с очень ограниченными материальными возможностями. Объявляя войну Америке, он преследовал цель скорее эпатировать мировую общественность и сделать себе громкую рекламу, что свойственно человеку, которого фортуна отбросила на обочину жизни.

16 «Ну, началось!»
После публикации фетвы фортуна вновь повернулась к «Аль-Каиде». До этого момента бен Ладен и его дело были мало известны за пределами Саудовской Аравии и Судана, но весть о фетве призвала под знамена организации новое поколение бойцов. Некоторые пришли из пакистанских медресе, другие — с улиц Каира и Танжера. Некоторые даже услышали этот призыв в мусульманских анклавах Запада. В марте 1998 года, всего месяц спустя, из Монреаля приехал Ахмед Рессам. Недалекий вор алжирского происхождения, позднее арестованный за попытку взрыва международного аэропорта Лос-Анджелеса, Рессам стал одним из тридцати алжирцев в лагере «Халдан», начальном пункте подготовки добровольцев «Аль-Каиды». Тогда же в организацию вступил Закариас Мусауи, французский гражданин марокканского происхождения, проживавший в Лондоне. Позже он был признан виновным в подготовке террористического акта против Соединенных Штатов. В «Халдан» приехали молодые люди из Йемена, Саудовской Аравии, Швеции, Турции и Чечни; для каждой национальности был назначен свой эмир.

О’Нейл настолько разгневался, что послал агента в Азербайджан, чтобы попросить изъятый компьютер у президента этой страны. Когда попытка провалилась, он уговорил Клинтона лично обратиться к азербайджанскому президенту. В конце концов ФБР получило этот компьютер, но конфликт между ЦРУ и ФБР продолжал развиваться, мешая отслеживать сеть «Аль-Каиды».

Это произошло 8 августа 1998 года в день резни в Мазари-Шарифе и восьмую годовщину прибытия американских войск в Саудовскую Аравию. В Кении один из людей Завахири, египтянин, известный как Салех, разработал и собрал два мощных взрывных устройства. Первая бомба, эквивалентная девятистам килограммам тротила, состояла из смеси нитрата алюминия и алюминиевой пудры. Она была вмонтирована в кузов грузового фургона «Тойота». Два саудита, присутствовавшие на интервью «Новостям Эй-би-си», Мохаммед аль-’Овхали и Джихад Али, повели автомашину в центр Найроби к американскому посольству. В это же время в Танзании вторая бомба Салеха уже двигалась в сторону Дар-эс-Салама, где должна была проходить дипломатическая миссия США. Это устройство имело схожую конструкцию, к которой Салех добавил несколько баллонов с кислородом и канистры с бензином для увеличения мощности взрыва. За рулем автомобиля сидел египтянин Ахмед Абдулла, прозванный за светлые волосы Немцем. Взрывы были назначены на половину одиннадцатого утра в пятницу, когда всем благочестивым мусульманам следовало находиться в мечетях.

17 Новое тысячелетие
Спустя два дня после американского обстрела лагерей мулла Омар сделал тайный звонок в Государственный департамент США. Он хотел дать совет. Омар сказал, что эти удары только способствуют росту антиамериканских настроений и провоцируют новые теракты. Наилучшим решением была бы отставка президента Клинтона.

Однажды возле стадиона «Янки» он потерял свой мобильный телефон «Палм Пилот», память которого была просто набита координатами полицейских и спецагентов со всего мира. Случайно его нашла служба безопасности стадиона. Затем он оставил свой мобильник в такси. Летом 1999 года Джон вместе с Вэлери Джеймс ехал по побережью Джерси. Возле Медоулендс его «Бьюик» сломался. Его служебный автомобиль был припаркован неподалеку, возле секретного гаража ФБР, поэтому О’Нейл взял машину, несмотря на запрет использовать служебные автомобили в личных целях. Это нарушение могло бы остаться незамеченным, если бы он не разрешил Вэлери воспользоваться туалетом в служебном гараже, куда доступ посторонним лицам был строго воспрещен. Она не поняла, что это за помещение.

14 декабря пограничный патруль в Порт-Анджелесе, штат Вашингтон, остановил алжирца Ахмеда Рессама, который сильно нервничал, чем и вызвал подозрения. Один патрульный попросил его выйти из машины. Другой открыл багажник и сказал: «Ого, здесь кое-что есть». Офицер обыскал карманы Рессама и повел его к багажнику. Внутри находилось четыре таймера, около пятидесяти килограммов селитры и шесть килограммов сульфата аммония.

О’Нейл был уверен, что у Рессама в Штатах есть сообщники. Но кто и где? Он чувствовал, что часовой механизм уже запущен, отсчитывая время до Нового года. В кармане у Рессама полицейские штата Вашингтон нашли обрывок бумаги с именем Гани и несколько телефонных номеров. Один из них начинался с 318. Когда Джек Клунан позвонил по этому номеру, к телефону в городе Монро, штат Луизиана, подошла девочка. Клунан внимательно посмотрел на номер и решил, что, скорее всего, цифры следует читать как 718. Когда он проверил этот номер, оказалось, что он принадлежит Абдулу Гани Мескини, алжирцу из Бруклина.

18 Удар
Люди, которые в девяностые годы приезжали на военную подготовку в Афганистан, происходили отнюдь не из низов. В начале 80-х социолог Саад Эддин Ибрагим назвал египетских исламских фундаменталистов «типичными молодыми египтянами». Полтора десятилетия спустя многие новобранцы «Аль-Каиды» по своему происхождению являлись выходцами из среднего и высшего классов, почти все из полных семей.

Три месяца спустя ЦРУ узнало, что 15 января 2000 года Хазми прилетел в Лос-Анджелес. Были проверены списки пассажиров, благодаря этому удалось все выяснить. ЦРУ не сообщило в ФБР и Госдепартамент, что по крайней мере один из опознанных боевиков «Аль-Каиды» уже находится в стране. Почему ЦРУ так поступило — остается только догадываться. Как обычно, управление боялось, что разыскные мероприятия внутренних служб выявят их компромиссные взаимоотношения с зарубежными разведслужбами, поэтому стремилось всячески защитить секретную информацию. Опыт сотрудничества ЦРУ с Джоном О’Нейлом показал, что последний требовал полного контроля над всеми случаями, которые касались сферы расследований ФБР, а этот случай был именно таким. Но в ЦРУ многие ненавидели О’Нейла и боялись вторжения ФБР в сферу разведывательной деятельности. Поэтому ЦРУ решило скрыть эту информацию, чтобы она не попалась на глаза О’Нейлу. Так объяснили это подчиненные Джона.

15 января 2000 года Мидхар и Хазми прибыли в Лос-Анджелес, чтобы записаться в летную школу. Они, вероятно, были удивлены таким заданием. Даже поиск жилья оказался трудной задачей, ведь ни один из них не говорил по-английски. Вскоре после приезда они познакомились с сорокадвухлетним студентом Омаром Байуми, который получал стипендию от саудовского правительства, но редко ходил на занятия. Он уже попадал в сферу внимания местного отделения ФБР по информации управляющего домом, где он жил.

Во время собеседования О’Нейл взял анкету и вышел из кабинета, чтобы позвонить. Когда он вернулся, остальные агенты уже ушли на обед. Кабинет был пуст. Он обнаружил, что пропал его портфель. О’Нейл вначале позвонил в местную полицию, а затем своему шефу Мауну. Он сообщил, что в портфеле находилось несколько служебных электронных писем и один очень конфиденциальных документ «Ежегодный общий служебный отчет», который содержал систематизированное распределение всех национальных операций в Нью-Йорке. О пропаже были уведомлены директор ФБР и генеральный прокурор.

12 октября 2000 года в 11.15 утра, когда эсминец готовился отправиться в дальнее плавание, стеклопластиковый катер настиг свою массивную цель. Несколько матросов несли вахту, но большинство находились в своих каютах или в кают-компании. Два человека пришвартовали катер к кораблю. Они улыбались и волновались, но затем стали странно сосредоточенными. Символичность момента и несоответствие размеров судов были именно такими, о которых мечтал бен Ладен. «Эсминец представлял столицу Запада, — говорил он позднее. — А лодка символизировала Пророка Мохаммеда».

Одна из проблем, с которой столкнулись следователи, заключалась в том, что «Коул» все еще находился под угрозой затопления. Морские инженеры срочно пытались принять меры, чтобы это предотвратить. В конце концов огромное норвежское спасательное судно, специально спроектированное для монтажа нефтяных платформ, прибыло, чтобы подцепить снизу эсминец и отправиться с ним в долгое плавание к родным берегам.

Существовала четвертая фотография со встречи в Малайзии, но куратор ФБР ее не показал. Это был снимок Халлада. Следователи по делу «Коула» уже знали, кто он такой. У них была заведена особая папка на него, и его имя было названо большому жюри, чтобы завести на него уголовное дело. О’Нейл потребовал эту фотографию и всю информацию о Халладе и его сообщниках у Маргарет Грэм, главы нью-йоркского отделения ЦРУ, располагавшегося в одной из башен Всемирного торгового центра. Если бы ЦРУ передало фотографию, то у угонщиков самолетов не было бы шансов.

На следующий день Джон начал работу во Всемирном торговом центре.
В первый день после ухода О’Нейла Мэгги Гиллеспи, аналитик ФБР, изучавшая материалы о встрече в Малайзии, уведомила Службу иммиграции и натурализации, Государственный департамент, таможню и ФБР о том, что она просит включить Халеда аль-Мидхара и Навафа аль-Хазми в разыскные списки. Она отметила, что они оба уже прилетали в Лос-Анджелес в январе 2000 года, в то самое время, когда Ахмед Ресам планировал взорвать городской аэропорт. После этого Мидхар покинул страну, но потом вернулся. Гиллеспи передала информацию своей коллеге Дине Кореи, аналитику разведки в штаб-квартире ФБР.

Новый сотрудник разведки Роб Фаллер получил предписание отследить Мидхара, а также Хазми, чьи имена стояли рядом в разыскном списке. В иммиграционной карточке Мидхара было написано, что он собирается остановиться в отеле «Нью-Йорк Мариотт». Единственный агент был послан задержать двух боевиков «Аль-Каиды» в девять «Мариоттов», находящихся в городе. Это был долгий путь. 30 августа, восемь дней спустя после ухода О’Нейла, принц Турки оставил свой пост главы саудовской разведки. Впервые за десятилетие старшего принца сняли с должности. Это произошло из-за неудовольствия наследного принца Абдуллы тем, что Турки не смог задержать бен Ладена.

На следующий день Ахмад Шах Масуд согласился встретиться с двумя арабскими телевизионными журналистами, которые ожидали его в лагере в течение девяти дней, чтобы взять интервью. Масуд был, без сомнения, самым крупным афганским военачальником, имевшим уже двадцатипятилетний опыт войны: вначале против Советской Армии, затем против афганских коммунистов, друзей-моджахедов и теперь против объединенных сил «Талибана» и «Аль-Каиды». Способность Масуда выживать в любых условиях стала уже легендой. Он был единственной надеждой Афганистана на современную исламскую альтернативу «Талибану».

В понедельник 10 сентября О’Нейл позвонил Роберту Такеру, другу и исполнительному сотруднику по безопасности компании, и пригласил его встретиться вечером, чтобы обсудить вопросы охраны Всемирного торгового центра. Такер встретился с О’Нейлом в вестибюле северной башни, и они вдвоем поднялись на лифте в новый рабочий кабинет О’Нейла на тридцать пятом этаже. Джон был доволен своим новым хозяйством: семь зданий почти на семи гектарах земли с девятью миллионами квадратных футов офисных площадей. Они поднялись в ресторан «Окна на мир», чтобы немного выпить, а затем поехали в ливень в «Элейн» на ужин вместе с общим другом Джерри Хауэром. Джон ел стейк и макароны. Элейн Кауфман, знаменитая хозяйка заведения, вспоминала, что О’Нейл заказал стакан кофе со льдом на десерт. «Он не любил пить, как большинство из них», — сказала она. Около полуночи трое мужчин отправились в ночной клуб «Чайна клаб», расположенный в центре города. О’Нейл признался друзьям, что чувствует — должно произойти что-то страшное. «Мы опоздали», — снова сказал он.

На следующее утро она все еще чувствовала обиду. О’Нейл зашел в ванную и обнял Вэлери. Он сказал: «Пожалуйста, прости меня». Она прикоснулась к нему и сказала: «Я прощаю тебя». Джон предложил ей вместе поехать на работу и в 8.13 подвез ее в цветочный квартал, где у нее была назначена встреча. Затем он направился в Торговый центр.

Subscribe

  • Путин виноват!

    За окошком дождь и град. Это Путин виноват! Кошка бросила котят - это Путин виноват, Зайку бросила хозяйка - кто виновен, угадай-ка! Вот кончается…

  • Аннушка уже пролила масло...

    Аннушка уже пролила масло ещё в 1949 году, после принятия США плана "Дроп Шот", когда вулкан Кумбре-Вьеха на острове Ла-Пальма раскололся и его…

  • Глава МЧС Зиничев погиб

    Это случилось на межведомственных учениях по защите от чрезвычайных ситуаций арктической зоны, министр спас жизнь человека, сообщили в ведомстве.…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments