realurix (realurix) wrote,
realurix
realurix

РЕКВИЕМ

Светлой памяти моей мамы
Аверьяновой Валентины Николаевны
посвящается

РЕКВИЕМ

Они уходят. Время неумолимо и Они уходят. Уходят Мастера с Большой Буквы. И хотя Они сильные и успевают сделать много, Мастеров становится всё меньше и меньше. Они добрые и всё делают для блага людей. И не жадные - всё остаётся людям. Не альтруисты, а именно не жадные. У них много идей и они часто дарят их другим. Но Мастера не всегда успевают или могут передать ученикам своё Знание. Бывает, что учеников нет, бывает, что просто сами не успели. А бывает и так, что их просто обворовывают. Они уходят и мир постепенно заполняется недоучками-ремесленниками. И происходит оподление общества и науки. Это больно осознавать, особенно когда один из Мастеров твоя мама...

Моя мама, Аверьянова Валентина Николаевна, из рода Бичевиных, владевших конным извозом Иркутск — Ново-Николаевск, ныне Новосибирск. Отец мамы — Николай Бичевин, последний ребёнок в семье. После строительства железной дороги семья Бичевиных быстро разорилась и в XX веке мой дед уже батрачил и был голь перекатная. А в 1916 году он уже был сочувствующим в Иркутской ячейке РСДРП(б). Как сказали бы в советские времена: был кандидатом в партию. В 1917 году он вступил в РСДРП(б). Как семья выжила в войну одному Богу известно. В Иркутске нормы питания были не намного выше, чем в блокадном Ленинграде. А ведь дед был не последним человеком, ветераном партии, случайно уцелевшим делегатом «съезда победителей». Но он был фанатом коммунистической идеи. Для него партмаксимум никто не отменял. XX съезд был для деда страшным ударом. Но перед смертью он всё равно просил маму вступить в партию когда та очистится от всех этих воров, палачей, карателей и другой шушеры. Так это время и не наступило...

Сразу после войны мама поступила учиться на физический факультет Иркутского университета. Маме очень повезло с Учителями Андреем Алексеевичем Тресковым и Николаем Александровичем Флоренсовым. Учитель — это не ментор, а прежде всего друг, друг на всю жизнь. Тресков читал свои лекции так, чтобы студенты понимали физический смысл происходящих явлений. Часто, заканчивая лекцию, Тресков говорил: «Надеюсь, теперь вам понятен смысл явления? Математику знаете, значит сможете сами написать все нужные формулы». Мама вспоминала, что Андрей Алексеевич ей как-то сказал: «Если ты сама не понимаешь теорию относительности, то не сможешь объяснить без формул её смысл школьнику старших классов». Однажды, когда мне было пять лет, мама вместе со мной пришла в гости к Флоренсову. Николай Александрович тогда сказал моей маме: «Уже вторую Андрюшкину работу не стали публиковать. Сказали, что он сказочник и написал очередную сказку». И тогда я, поскольку прочёл дома все детские книжки и уже читал Фенимора Купера, попросил: «А можно мне прочитать сказку Андрей Алексеича?». Николай Александрович и мама грустно засмеялись. Я тогда очень смутился и хорошо запомнил этот смех. Теперь я понимаю, что это был смех сквозь слёзы. Лет через 15 за аналогичную работу была присуждена Нобелевская премия по физике, но другому человеку. Именно её Учители определили выбор мамой сейсмологии, что нет более гуманной задачи изучать землетрясения и предупреждать гибель людей при сильных землетрясениях. Эту задачу сформулировал ещё до революции создатель первой сейсмической обсерватории и основатель инструментальной сейсмологии, как науки, князь Голицын. После университета мама поехала по распределению на Сахалин.

На Сахалине был организован сначала Филиал Академии Наук СССР, ставший потом СахКНИИ (Сахалинским Комплексным Научно-Исследовательским Институтом). Теперь это ИМГиГ (Институт Морской Геологии и Геофизики). Первый директор института швед Хельквист предложил маме организовать сейсмологическую службу и ею был создан отдел сейсмологии, состоящий из трёх групп — сейсмической, цунами и инструментальной. Была развёрнута сеть сейсмостанций на Сахалине и Курильских островах. Место для сейсмостанции «Южно-Сахалинск» мама выбрала на скале, чуть выше обкомовской дачи, по дороге на турбазу «Горный воздух». Однако, КГБ не давал строить в этом месте сейсмостанцию и тогда мама пошла к первому секретарю обкома КПСС Павлу Артёмовичу Леонову объяснить, что скала — это лучшее место для сейсмостанции. И Леонов распорядился, что раз науке нужна скала, пусть строят сейсмостанцию на скале. В те времена люди были мудрее. Наверное, это было следствием тяжелейшей войны. Но КГБ всё равно заставил построить вокруг сейсмостанции высокий забор, чтобы учёные-сейсмологи не видели, что происходит за забором на обкомовской даче.

В 1963 году мама, так же как в своё время император Диоклетиан, отказалась руководить отделом сейсмологии, поскольку поняла, что становится обычным чиновником от науки и у неё совсем не остаётся времени заниматься наукой. Отдел распался сразу на три самостоятельных отдела — сейсмологии, цунами и конструкторское бюро.

По итогам своей научной работы в 1967 году мама написала книгу «Глубинная сейсмотектоника района островных дуг». В этой монографии мама не только систематизировала процессы, происходящие при землетрясении, но ещё исследовала происходящие при землетрясении процессы «вспарывания» очага и показала, что основной характеристикой землетрясения, которую нужно измерять, является не магнитуда Рихтера, т.е. приведённая к эталонному расстоянию от очага амплитуда колебаний, а выделившаяся в очаге землетрясения энергия. Для измерения энергии мама ввела в этой книге энергетическую магнитуду и указала методы её измерения и пересчёта из уже имеющихся каталогов землетрясений, в которых приводилась магнитуда Рихтера. Однако, где я ни искал, нигде нет ссылок на то, что автором энергетической магнитуды является Аверьянова Валентина Николаевна. Везде стыдливо пишут «впоследствии шкала Рихтера была подкорректирована для энергии землетрясения». Эта книга в течении первого года после издания, поскольку СССР не подписал ещё Женевскую Конвенцию об авторских правах, была переведена на 7 языков мира и выдержала 11 изданий тиражами больше 3000 экземпляров каждый и долгое время была научным бестселлером, почти таким же как и книга академика и Нобелевского лауреата Прохорова «Лазеры». Об этом маме писали её корреспонденты, учёные-сейсмологи Японии, Америки, Европы, Азии.

Тогда же, как я понимаю, мама нашла подход к решению задачи прогноза сильных сейсмических воздействий. На советско-японском сейсмологическом симпозиуме в Находке в 1969 году и на МГГС (Международный Геофизический Год) 1970 года в Москве мама делала доклады уже о своих изысканиях в области прогноза. Первая часть задачи поставленной князем Голицыным, т.е. изучение физики происходящих при землетрясениях процессов, была в основном решена и описана в книге «Глубинная сейсмотектоника района островных дуг», а значит надо было искать решение второй части задачи — предупреждать гибель людей при сильных землетрясениях.

Предупреждение невозможно без прогноза. А прогноз землетрясений возможен всего по трём параметрам — месту, времени и характеру воздействий. В своей книге мама показала, что прогноз места и времени практически неосуществим и носит вероятностный характер. Накапливающаяся в очаге землетрясения энергия может быть сброшена либо серией слабых землетрясений в разное время в разных местах, либо одним сильным, которое неизвестно когда и где произойдёт. Достоверным может быть только прогноз воздействий на здания и сооружения сильным землетрясением. А разрушают здания именно сильные землетрясения, такие как Ташкентское, Газлийское, Токийское, Ашхабадское, Чилийское, Тан-Шанское и другие, в результате которых гибнут тысячи, десятки тысяч, а то и сотни тысяч людей. Поэтому в 1971 году мама с нами переехала в Москву, где она работала, вплоть до своей смерти, в Производственном и Научно-исследовательском Институте Инженерных Изысканий в Строительстве Госстроя СССР, где занималась микросейсморайонированием строительных площадок и прогнозом в интересах строительства того, что может произойти при сильном землетрясении.

В конце 1976 года издательством «Наука» был выпущен периодический сборник «Физика Земли», посвящённый произошедшему незадолго до этого разрушительному 12-и бальному по строительной шкале разрушений землетрясению в городе Газли. В этом сборнике была опубликована статья американцев с рассчитанными спектрами смещений, скоростей и ускорений сейсмических колебаний, которые разрушили город Газли. А буквально через двадцать страниц в этом же сборнике была статья моей мамы с прогнозом сильных сейсмических воздействий на город Газли. Статья была написана за год до Газлийского землетрясения и ждала своей очереди на публикацию. Статья написана по результату работ по микросейсморайонированию территории Газли, в ходе которой было выяснено, что город Газли расположен на закрытом в этом месте осадочными породами разломе Каракыр, а грунты в районе Газли стали сейсмически «прозрачными». Среда с растущими внутренними напряжениями «залечивает» дислокации, становится акустически прозрачной, слабо искажающей сейсмический сигнал, а эти растущие напряжения будут сброшены в результате одного сильного или серии слабых землетрясений. В этой статье мама дала спрогнозированное на основе изучения микроземлетрясений во время полевых работ множество интервалов огибающих спектров для землетрясений различной силы (энергетической магнитуды) в виде кусочно-линейной аппроксимации огибающих в логарифмической системе координат с доверительными интервалами, внутри которых должны помещаться реальные спектры колебаний. Так вот, если наложить рассчитанные американцами спектры произошедшего землетрясения с прогнозными огибающими для этой энергетической магнитуды, то нигде спектры не выходили за пределы доверительных интервалов спрогнозированных огибающих. Это - «попадание в десятку». Такая удача случается раз в сто лет. Это означает, что сразу же было получено экспериментальное подтверждение успешного прогноза сильных сейсмических воздействий с необходимой для строительства точностью, а значит теперь можно строить такие здания, которые не будут разрушаться при сильных землетрясениях и убивать своими обломками людей. Успех потрясающий. И тишина, мёртвая, словно никому это не нужно...

В 1985 году выходит мамина книга «Энергетически-спектральный метод оценки сейсмической опасности». Эта книга — результат разработки простой методики прогноза силы сейсмических воздействий, которые будут испытывать здания и сооружения при возможном сильном землетрясении в ближней зоне, первый успешный и физически обоснованный результат которого был опубликован в статье про Газли. Одновременно мама начала готовить СНИП для строителей с методикой прогноза сильных сейсмических воздействий на здания и сооружения. В СНИП обязанность получения прогноза была возложена на Территориальные Инженерные СтройИзысканя (ТИСИЗ).

В СССР была прекрасно отлаженная система альтернативной экспертизы. И вот однажды маме попали на экспертизу результаты микросейсморайонирования территории Анапы, где готовилось строительство детских санаториев и домов отдыха. Работу проводил Институт Физики Земли АН СССР. На территории Анапы был дан прогноз о 7-ми бальной зоне. Поскольку мама была честным человеком, то она перед тем как поставить свою подпись произвела перерасчёт на основе результатов полевых наблюдений территории Анапы и у неё получилось, что практически вся Анапа является 9-ти бальной зоной. При повышении сейсмостойкости здания на 1 (один) строительный балл стоимость сооружения возрастает в 2 раза. Такое исправление ошибки означает, что стоимость строительства детских санаториев в Анапе сразу выросла в 4 раза. А деньги уже были спланированы на основе прогноза ИФЗ!!! И тогда в ПНИИИС зачастили кавалькады «членовозов». Однажды мы с мамой шли домой после одного такого посещения «членовозов». На неё было больно смотреть, она была выжатая как лимон.

Они меня уговаривали дать благоприятный прогноз по Анапе. Чтоб прекратить это бесстыдство сегодня я сказала им, что они домогаются меня как женщину лёгкого поведения: «Дай, да дай». Какая территория, какие грунты, такой и прогноз. Тектоника в Анапе плохая. Если вам нужен другой прогноз, ищите его в другом месте. Вы что, не понимаете, что там будут отдыхать и лечиться дети? А если там «грохнет»? Вы хотите чтобы я повесилась из-за того, что это именно я дала разрешение на убийство детей? Не дам убивать детей!

Сейчас в некоторых местах на берегу Керченского пролива грунты уже поднялись на 10-12 метров. Это означает, что происходит накопление сейсмической энергии в районе Анапы, которое может «разрядиться» сильным землетрясением. В Турции уже идут землетрясения, развивающиеся с юга на север, в сторону Сочи и Анапы, так же как на Сахалине шла серия землетрясений с севера на юг от Нефтегорска к Невельску. Дай Бог, что тогда эти «членовозы» не стали искать благоприятный прогноз на стороне и здания детских санаториев и домов отдыха в Анапе всё же построены с учётом 9-ти бальной зоны. Кстати, там же находятся и правительственные дачи этих же «членовозов». И ещё, Сочи находится в этой же зоне и ближе к Турции, чем Анапа. А если там «грохнет» во время Олимпиады? При современном воровстве в строительстве жертв будет немеряно.

В 1988 году мама остановила начавшееся строительство Белорусской атомной станции. За это она даже получила серебряную медаль ВДНХ СССР. Дело в том, что грунты в том месте очень плохие, имеющие острые резонансы, а корпуса энергоблоков имеют резонансы такие же, какие имеют грунты. При строительстве ответственных сооружений, таких как плотины и атомные электростанции, должен выдерживаться запас сейсмостойкости сооружения в 2 (два) строительных балла. А здесь, поскольку резонансы грунтов совпали с резонансами сооружения, то на частотах резонансов грунтов образовался дефицит сейсмостойкости в 2.5 строительных балла. Это означает, что при возможном сильном землетрясении в Карпатах Белорусская атомная станция должна неизбежно разрушиться и Белоруссия получит уже свою Фукусиму. Строительство было остановлено, но котлован остался. Сейчас опять возобновляется строительство этой атомной станции. Уроки Чернобыля никого ничему не научили. Жаль мне белорусов. Возможно, проектанты изменили конструкцию энергоблоков, сместили их резонансы в сторону от резонансов грунтов и Белорусская атомная станция стала удовлетворять нормам безопасности. Но! Зная что происходит в стране, у меня есть очень серьёзные в этом сомнения. Скорее всего строительство возобновилось потому, что с момента запрета прошло много времени, а «если нельзя, но очень хочется, то можно». Жадность и Глупость — сёстры-близнецы, где одна, там тут же нужно искать другую.

Бюрократам и чиновникам, ездящим на «членовозах», которым внешний антураж дорогих лимузинов заменяет мозги и совесть, такой неудобный человек, как моя мама, точно не нужен. Различным дельцам-строителям, «закапывающим в землю» народные миллиарды, тоже. Чиновникам от науки, «учёным с большой дороги», такой человек тоже не нужен. Поэтому всячески, вплоть до неприличия, они тормозили принятие маминого СНИП. До заказного убийства они тогда ещё не додумались, поэтому ими было принято решение удалить маму из страны, направив её от России экспертом по сейсмической опасности в ЮНЕСКО, в «почётную ссылку». Уже даже был куплен билет, но за день до вылета в Париж мама попала в больницу, где у неё был диагносцирован рак.

Не смотря на болезнь мама продолжала работать. За полгода до смерти мама как-то позвонила мне и сказала «Приезжай, сынок. Нужно посоветоваться». Я приехал и мама дала мне прочитать два листочка. Это была выдержка из СНИП. Нет, не из маминого СНИП. По тому, что было изложено в этом СНИП, я сразу понял, что это поделка ИФЗ. Я там какое-то время сам работал и прекрасно знаю «кухню» ИФЗ изнутри. Более циничного и преступного документа, чем этот СНИП, я не видел. В этом СНИП было запрещено ТИСИЗ производить сейсморайонирование и давать рекомендации по строительству. Им вменялось в обязанность только собирать первичную информацию и запрещалось её как-то обрабатывать. Это называется «таскать каштаны из огня чужими руками». А проще — ТИСИЗ-ы должны были делать самую сложную и затратную часть работы, по результатам которой в ИФЗ «учёные с большой дороги» защищали бы диссертации. Именно этот СНИП поставил заслон на развитии ТИСИЗ-ов и привёл в конечном итоге к потере контроля над строительством и жуткому воровству в строительстве. Что я мог сказать маме? Только то, что она обязана отстаивать свою точку зрения и написать в отчёте по сейсморайонированию города Грозного то, что она считает правильным. Сейсморайонирование Грозного - это, наверное, один из последних сейсмических прогнозов сделанный на высокопрофессиональном уровне, в интересах жителей города Грозного, а не воров-чиновников.

Что же такого выдающегося сделала моя мама? На основе изучения физики происходящих при землетрясениях процессов Аверьянова Валентина Николаевна нашла физические зависимости между спектральным составом колебаний при микроземлетрясениях в ближней зоне и спектром колебаний грунтов при возможным сильным землетрясением в этой же зоне. Теперь можно по наблюдению за микроземлетрясениями, которые происходят очень часто, чуть ли не каждый день, быстро выяснить какие будут воздействия на здания и сооружения в этой же зоне при возможном сильном землетрясении. Прогноз даётся с точностью, превышающей необходимую для целей строительства. Стандартные методики дают аппроксимацию спектров константой, а методика Аверьяновой Валентины Николаевны даёт кусочно-линейную, практически полиномом 2-го порядка, аппроксимацию огибающих спектров. Стандартные методики дают воздействие при сильном землетрясении усреднённое во всём диапазоне строительных частот, что-то вроде «средней температуры по больнице». Мама научилась сама и пыталась научить других по микроземлетрясениям определять резонансы грунтов при сильных землетрясениях. Чтобы предотвращать гибель людей при сильных землетрясениях необходимо по микроземлетрясениям заранее узнать резонансы грунтов при сильном землетрясении и строить такие здания, которые не усиливают, а ослабляют колебания грунтов, для чего достаточно сместить в ту или иную сторону от максимума резонанса грунтов собственные резонансы здания, как такое здание выдержит самое сильное землетрясение. А значит здание останется целым и люди не будут погибать под его обломками. И стоимость такого здания может быть меньше рассчитанного по обычным методикам прогноза «средней температуры по больнице» при существенном увеличении его сейсмостойкости. А если ещё провести исследование уже построенных зданий и сооружений, то можно с очень высокой точностью сказать, насколько то или иное здание разрушится при сильном землетрясении. Это означает, что из опасных зданий нужно просто выселять людей и строить им сейсмически безопасное жильё. И тогда не нужно будет объявлять национальные трауры и проливать крокодиловы слёзы над погибшими невинными людьми. За весь XX век в землетрясениях погибло несколько миллионов человек, почти столько же, сколько погибло в Первой Моровой войне. Уже за первое десятилетие XXI века погиб почти миллион.

Благодарные современники ещё при жизни поставили памятник Луи Пастеру за открытие пастеризации и создание вакцин, спасших миллионы людей. Мамину работу, которая принципиально изменила технологию сейсмостойкого строительства, которая позволяет предотвращать гибель миллионов людей под обломками зданий и сооружений при сильных землетрясениях, эти бюрократы от науки, эти «учёные с большой дороги» всячески замалчивают. Их совершенно не волнуют жизни людей. Ради удовлетворения своего тщеславия, ради призрачных дивидендов от своей преступной беспринципности, они готовы даже уничтожать миллионы людей. Как можно преодолеть это преступное замалчивание? Только громким публичным скандалом.

Я уже показал в своей статье «Новое платье королей» то, как чиновное ворьё выставляет клоунами своих руководителей. Гораздо опаснее оказываются «учёные с большой дороги». Если игнорирование алгоритма гарантированного перехвата для обороны даст результат единственный раз, во время перехода Третьей Моровой войны в открытую фазу, то «учёные с большой дороги» создают условия для постоянного, планомерного уничтожения людей, выставляя своих руководителей уже не просто клоунами, а эдакими кровожадными монстрами, как сжёгший Рим Нерон, устраивающими национальные трауры и проливающими крокодиловы слёзы над погибшими людьми и ничего не делающими для спасения этих людей. Нельзя жить в стране, в которой всё делается для уничтожения людей. Надеюсь, точка бифуркации ещё не пройдена.

Однако, не стоит уподобляться этим малограмотным чиновным бюрократам. Люди науки вполне умеют пользоваться анализом и синтезом, научным методом. Надо не просто констатировать факт деградации, оподления общества, а выявить причины этого явления. Очевидно, что в стране и в мире слишком мало людей, которые умеют находить простые решения сложных задач. Большинству гораздо проще подождать, пока кто-то найдёт решение задачи и потом уже использовать эту чужую идею. Причина этого в порочности системы образования. Современная система образования направлена на воспроизводство малограмотных дипломированных «специалистов», обманщиков и воров. Это как под рентгеном показывают скандалы с ЕГЭ. И чем дальше, тем будет только хуже и хуже.

Когда мама поступала в Иркутский университет, то там была академическая форма обучения. Каждый студент сам выбирал себе тот курс лекций, который хотел прослушать и сам выбирал себе Учителя и свою специализацию. Тогда учиться в университет шли ответственные люди, те, кто хотел получать знания и сам выбирал своей стезёй трудный путь учёного-исследователя. Академическая форма обучения направлена на преемственность научной школы, в основе которой лежит связь Учитель-Ученик. Не зря ведь Державин написал Пушкину в адресе: «победителю ученику от побеждённого учителя». На самом деле победили оба. Задача Учителя — найти и воспитать хотя бы одного Ученика, который превзойдёт своего Учителя. Именно так и достигается прогресс — каждое следующее поколение должно превосходить своих предшественников. А отсутствие прогресса — это уже регресс. Поэтому и нужна академическая форма обучения, при которой Ученик сам выбирает себе Учителя, а Учитель готовит своего Ученика, который превзойдёт своего Учителя и потом сам будет Учителем для своих Учеников, некоторые из которых превзойдут уже своего Учителя. Ученик — это штучный продукт, ручная работа. Только настоящий Учитель может воспроизводить Учеников, которые превзойдут Учителя и сами когда-нибудь станут Учителями уже для своих Учеников.

Но вот американцы создали атомную бомбу и СССР нужно было создавать свою. Для этого нужно было создать атомную индустрию, для которой было нужно много инженеров, которые хорошо разбираются в физике и химии. А откуда их брать в пережившей страшную войну стране, в которой погибло и покалечено больше тридцати миллионов человек? И тогда принимается решение о переводе обучения в университетах с академической формы на принудительную, почти фабрично-заводскую. Эта система обучения сразу была внедрена в Высших Учебных Заведениях, например в созданном в Московском Физико-Техническом Институте. Да, качество образования студентов сразу ухудшилось, но зато стало возможным увеличить выпуск в десятки раз число инженеров, которые разбираются в физике и химии, и которые очень нужны в качестве высококвалифицированных рабочих для создаваемой атомной индустрии. При такой форме образования, по своей сути полувоенной, конвейерной, уже нельзя было целенаправленно готовить Учеников, которые могли бы превзойти своего Учителя. Можно было только «штамповать», готовить как на конвейере, огромную массу инженеров. В результате этого перехода на конвейерную схему обучения подготовка научных кадров была снята с Учителей и возложена на преподавателей. Мама вспоминала, что на лекциях Андрея Алексеевича Трескова в большой физической аудитории не было свободных мест и студенты иногда сидели на ступеньках, а на лекциях другого преподавателя физики, но зато члена парткома университета, аудитория заполнялась едва ли на четверть. А после введения новой формы обучения каждого студента закрепили за своим преподавателем и посещаемость лекций сразу сравнялась. Но зато исчезла та незримая связь между Учеником и Учителем. Именно так началась в России деградация Науки.

Учители не вечные. Со временем их становилось всё меньше и меньше, а их воспроизводство было практически приостановлено системой обучения. И их места стали занимать бывшие студенты, которые не могли превзойти своих преподавателей. И уже они стали учить студентов, которые тоже не могли превзойти своих преподавателей. Ну чему может научить преподаватель, который не смог превзойти в науке своего преподавателя? И этот процесс деградации продолжался долгие десятилетия. В конце-концов ВУЗ-ы стали выпускать недоучёных-полуинженеров, которые считали, что фабрично-заводская, по военному однообразная, принудительно-конвейрная форма обучения — это единственно правильная форма обучения. Так, сначала через отмену академического обучения, через потерю системы воспроизводства Учителей, происходила деградация, а затем и оподление научного сообщества. В конце процесса деградации неизбежно должна была начаться вакханалия ЕГЭ. Следующий шаг — отказ вообще от каких-либо экзаменов.

А для стимулирования этих недоучёных-полуинженеров были введены различные доплаты за научные звания, должности и т.д. Наверное, последним академиком, который был оценён по знаниям и реальным делам, а не по бумажкам, был Яков Борисович Зельдович. Ему так всю жизнь и пеняли кадровики: «Что же это Вы, товарищ Зельдович? Уже академик, а диплома о верхнем образовании у Вас ещё нет. Непорядок». Диплом — это лишь документ, удостоверяющий, что его владелец прослушал определённый курс лекций, выполнил определённый объём практических занятий и ответил на экзаменах определённым образом на заданные вопросы. Диплом не свидетельствует о способности человека решать сложные научно-инженерные задачи, о его научной и инженерной самостоятельности. А поскольку с документом стали связывать ещё и деньги, то документ, бумажка стала важнее реальных достижений. Поэтому ещё в советские времена началась погоня за фиктивными диссертациями. Правда, насколько это возможно, такие поползновения пресекались научным сообществом. Но! С ростом числа недоучёных-полуинженеров в научном сообществе их стало всё больше и больше проникать в научные советы. Сейчас дело дошло до того, что почти половина диссертаций, особенно в гуманитарной сфере, являются плагиатом, откровенной туфтой. А плагиат переводится на русский язык как воровство. И ситуация только ухудшается. Ещё в 70-х годах прошлого века появилось понятие «учёный с большой дороги». Особенно процесс криминализации образования и науки ускорился после введения ЕГЭ. Не за горами то время, когда выпускники ВУЗ-ов будут сдавать Госэкзамен тоже как анкеты. И тогда можно будет грустно констатировать, что Наука в России умерла окончательно.

Что делать? Нужно вернуть академическую форму обучения университетам с дореволюционным прошлым. Не тем ПТУ, техникумам и учебным заведениям, которые объявили себя университетами в силу девальвации качества образования, а тем университетам, которые были Университетами ещё до 1917 года. И прежде всего Московскому Университету и Императорскому Высшему Техническому Училищу. И сделать высшее образование в Университетах бесплатным, доступным всем именно в силу наличия знаний, а не денег или обмана. Нужно возродить систему воспроизводства Учителей, возродить преемственность научной и инженерной школ. Нужно запретить приём «анкетчиков» в Университеты и вернуть систему вступительных экзаменов настоящим Университетам, вернуть им статус Храмов Знания. Пусть ЕГЭ остаётся для тех, кто не хочет заниматься Наукой, для гастарбайтеров, для ПТУ. Нужно отменить доплаты за учёные звания, чтоб людей оценивали по делам, а не по бумажкам, и не давать золотые медали за заполнение анкет, а только за сданные экзамены. Экзамен - это заключительное общение в процессе обучения Учителя и Ученика. А значит в школе нужно вводить на выбор ЕГЭ или сдачу экзаменов. И нужно чтобы при сдаче школьниками экзаменов обязательно присутствовали преподаватели из Университетов, чтоб они ещё со школьной скамьи могли подбирать себе Учеников. Нужно возрождать Российскую Науку, не только академическую, но и прикладную, нужно возрождать Российские научные и инженерные Школы, славные такими именами, как Ломоносов, Остроградский, Ковалевская, Лобачевский, Менделеев, Голицын, Можайский, Жуковский, Сикорский, Чаплыгин, Иоффе, Шухов, Нобель, Макаров, Попов, Лебедев, Павлов, Бонч-Бруевич, Розинг, Зворыкин, Циолковский, Цандер, Вавилов, Келдыш, Королёв, Лангемак, Клеймёнов, Дик, Канторович, Капица, Калашников, Курчатов, Ландау, Турбинер, Зельдович, Куприянович, Басов, Прохоров, Лозина-Лозинский и многими тысячами других не менее славных имён.


2003,июнь 2013

Юрий И. Аверьянов

P.S. Сегодня посмотрел как Ливанов уничтожает науку. Именно уничтожает, поскольку без системы воспроизводства Учителей лишение учёных ещё материального имущества делает из них «никто посреди нигде и звать никак». Да, Академия Наук неэффективна. Да, академиками зачастую становятся «учёные с большой дороги». О чём знаю по себе, ибо в авторском свидетельстве или статье нужно было не забыть указать начальника, а себя можно было и не указывать. Но причины этого разложения научного сообщества я уже описал выше - отсутствует система воспроизводства научных кадров, и прежде всего Учителей. Эта система - как корневая система дерева, которая собирает из почвы (общества) все питательные вещества (Учеников). Ну какой будет урожай яблок, если у яблони отсутствует корневая система? Я бы слова не сказал, если бы перед реорганизацией Академии Наук была проведена сначала реорганизация Университетов, направленная на восстановление преемственности научных и инженерных школ, на восстановление их статуса Храмов Знания, бесплатный доступ в которые возможен всем, у кого достаточно знаний, а не денег или апломба.

Что касается имущества, то вообще, интересно, как будут управлять воры из ЖКХ, например, Серпуховским ускорителем? Сдадут его гастарбайтерам под общежитие? А что произойдёт с Токомаком? Его спишут и продадут во «вторсырьё» на металлы? А что сделают из сейсмостанций? Шахты, где установлены сейсмографы, используют для засолки огурцов? А куда «денут» астрофизические обсерватории? И «дербанить» будут эти ЖКХ-воры имущество Академии Наук под руководством «учёного с большой дороги» в ранге «пахана», извините, министра Ливанова? Эта «технология» была отработана ещё в 90-х на СКБ САМИ АН СССР, в которое превратилось конструкторское бюро распавшегося маминого отдела сейсмологии. На складах СКБ хранилось ценностей больше, чем годовой бюджет Сахалинской области. Там было несколько тонн серебряных аккумуляторов, 53 килограмма золота в микросхемах, 1.5 килограмма палладия, не говоря уже о всякой другой «мелочёвке». В 1993 году в Южно-Сахалинском суде был иск «эффективного» менеджера Душкина к газете «Свободный Сахалин», который рассматривала судья Акулинина, в ходе которого выяснилось, что газета соврала, завысив в несколько раза сумму, за которую Душкин «прихватизировал» 12 тонн титановых поковок. Кстати, не постесняйтесь открыть любой машиностроительный справочник и посмотреть, что титан - металл, который не поддаётся ковке. Откуда же тогда там взялись титановые поковки и сколько они тогда стоят на самом деле? Я видел эти кованые полусферы и это действительно поковки. Но Душкин, который вместе с КГБ фактически «сдал» америкосам весь наш атомный подводный флот, на фоне Ливанова смотрится как мелкий баловник-затейник. Не зря на пресс-конференции по случаю готовящейся «казни» Академии Наук журналист задал Ливанову вопрос про уголовное дело о хищении средств на реконструкцию одного из зданий МИСиС, которое было возбуждено пока Ливанов имел к этому касательство и проходил одним из фигурантов, но потом дело было как-то странно приостановлено производством, как пресс-конференция после этого вопроса была сразу быстренько так свёрнута. Теперь дело о хищении в МИСиС опять возобновлено производством, но Ливанов как-то странно исчез из числа фигурантов. А теперь он, значит, мстит Академии Наук за то, что его тогда не «отмазали» и он уже примеривал свою задницу к шконарям? Точно так же, как Вова Ульянов отомстил за смерть своего старшего брата Саши, когда вся Россия 70 лет умывалась кровью? Самое страшное, что академиками автоматически становятся даже члены-корреспонденты и другие. Не удивлюсь, если тётя Маша, уборщица, тоже автоматически станет академиком. Так опустить ниже ватерлинии звание академика — это надо ещё суметь. Мстя страшная...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments